«Она их с того света достанет»: жизнь и смерть следователя Евгении Шишкиной

10 октября в Подмосковье убили следователя по особо важным делам. Жертвой киллера стала 49-летняя Евгения Шишкина. Би-би-си выяснила, каким человеком была подполковник Евгения Шишкина, какие вела дела и кто ей мог угрожать.

Убийца выстрелил дважды — в шею и в спину. На втором выстреле в руках у киллера развалился переделанный в боевое оружие травматический пистолет.

Его обломки нашли рядом с женским трупом на детской площадке подмосковного поселка Архангельское.

В десяти шагах от качелей и пластиковой горки — парковка, до которой жертва не дошла. С кустов до сих пор свисают обрывки красно-белых лент — остатки полицейского ограждения, установленного 10 октября — в день убийства следователя по особо важным делам Евгении Шишкиной.

«Вот тут она лежала, только листва была свежее. Из квартиры вышла первой, я замешкался, дверь закрывал. Пошел к парковке, увидел Женю на земле, она дышала еще. Ну, хрипела», — месяц спустя Олег Шишкин показывает корреспонденту Би-би-си дорогу, по которой шла в то утро его жена.

Первую скорую помощь Олег вызвал в 6:33, врачи констатировали смерть. Он не поверил врачам. Через пять минуть прохожая, — видимо, медсестра по образованию, — осмотрела тело и сказала, что шансов нет. Вторая неотложка приехала забирать труп.

Свидетелей убийства не было, стрелявший скрылся.

За несколько месяцев до смерти Шишкина получала угрозы — поговорив с родными и близкими следователя, корреспонденты Би-би-си узнали обстоятельства и возможные причины этих угроз.

«Отец, конечно, был в абсолютно разобранном состоянии, в шоке. На глазах буквально убили. Я к дому приехал после семи утра: мама лежала на траве, я не мог подойти ближе, вокруг нее куча полицейских, суета, — вспоминает сын следователя, второкурсник журфака Ярослав Шишкин. — Меня повели в какую-то машину, опрашивали. В какой-то момент выяснилось, что камера возле детской площадки — муляжная, как и остальные 35 камер в нашем поселке».

Да, кивает Олег Шишкин, он спрашивал участкового по поводу камер, и тот сказал, что большинство из них — муляжи. Убийцу зафиксировала только одна камера, установленная на магазине в сотне метров от крытой парковки.

Позже следователи рассказали родственникам, что на записи виден убегающий от площадки мужчина в джинсах и пальто, в медицинской маске, с надвинутым на голову капюшоном. Саму запись не показали.

«Надо быть ко всему готовым, наверное. То, что случилось с мамой, было ожидаемым — не последним человеком была, не последними делами занималась», — худощавый Ярослав затягивается очередной сигаретой.

Родилась в Баку, бежала в Москву
В небольшой двухкомнатной квартире в многоэтажке, где жила Евгения Шишкина — ни пылинки.

Стена за кремовым диваном оклеена фотообоями — открыточный вид на Адриатику, чайки в синем небе, увитая зеленью балюстрада итальянского балкона. Напротив дивана — полки с посеребренными слониками и керамическими лягушками, слева от входной двери — нарисованный углем портрет Евгении, справа — грамота, подписанная экс-министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым, и свидетельство о занесении на доску почета МВД России с подписью действующего министра Владимира Колокольцева.

На книжной полке блок тонких сигарет, «Политология», «Физиогномика», «Психологическое влияние», «Психология манипулирования», «Как управлять собой и другими с помощью НЛП», том Зигмунда Фрейда.

Свадьбу сыграли на родине Олега Шишкина в Тамбовской области
О другом имуществе Шишкиной, кроме этой квартиры, не известно.

«Я с ней двадцать пять лет прожил и то до конца ее не знаю. Когда познакомились, молодым **** [дураком] был, а она до хренища всего пережила, войну видела», — вспоминает Олег.

В девичестве Евгения носила фамилию Григорян, жила в Баку и увлекалась гандболом. После армянских погромов бежала из Баку в Степанакерт — столицу Нагорного Карабаха. Работала в МВД делопроизводителем. Когда Карабах начали бомбить, семья Григорян год прожила в подвале.

Олег впервые увидел Евгению в 1992 году на танцплощадке в городе Кимры под Тверью.

Она, беженка, шила кроссовки на Кимрской обувной фабрике. Он, курсант Волжского высшего военно-строительного командного училища, ночами охранял от мародеров совхозные поля: «Всякие путчи-******, жрать нечего, за ночь с полей срезали всю картошку, капусту, морковку, тогда все воровали».

В том же году Олег и Евгения поженились. Двенадцать лет прожили в московском общежитии на улице Академика Янгеля, потом перебрались в Архангельское — зажиточный подмосковный коттеджный поселок рядом с Красногорском, в котором странно смотрятся четыре наспех построенные кирпичные многоэтажки для военных. На первом этаже одной из них получил квартиру Олег Шишкин — в прошлом сотрудник «Спецстроя» министерства обороны.

Евгения работала в отделе спецтранспорта РЖД и училась в высшей академии МВД: по словам ее бывшей коллеги Юлии Ивановой (имя изменено по просьбе героя), «она не терпела, когда ею кто-то командовал, и решила, что следователем никто верховодить не будет».

Отслужив следователем в отделениях на Казанском и Павелецком вокзалах, Шишкина перешла в управление на транспорте МВД по Центральному федеральному округу на станции метро «Октябрьское поле», куда добиралась каждый день из Архангельского. Рабочий день начинался в девять утра, Шишкина выходила из квартиры около шести — чтобы не попасть в пробки и успеть выпить кофе в «Макдональдсе» на трассе.

Ее быт был скроен по современным российским лекалам. «Вечные кредиты — на машину, на шубу, на ремонт, денег от зарплаты до зарплаты не хватало. Позвонишь ей: «Жень, что делаешь?» «Сижу, пью чай, жрать охота». Я ей деньги на карту кидала: когда полторы тысячи, когда две. Даже она, не самый простой человек, жила со скрипом. А ей казалось, что у человека должна быть хорошая квартира, хорошая машина», — рассказывает Иванова.

«Сначала у нас была трехдверная Peugeot, я кредит на себя оформил, как-то перекрутились. Потом взяли Mitsubishi, опять перекрутились, эту машину продали удачно, добрали недостающее кредитом на пять лет, взяли подержанный Lexus цвета «гранат». Конкретный японец, должен был вечно ездить», — объясняет Олег Шишкин.

Первый Lexus подожгли в январе 2018 года, виновных не нашли. Получив страховые выплаты и взяв денег в кредит, Евгения опять купила подержанный Lexus гранатового же цвета. До этой машины она не дошла десять шагов в октябре.

Служба и семья
Знакомые Евгении, с которыми удалось поговорить корреспонденту , вспоминают, что подполковник Шишкина часто жаловалась на свою работу.

Ни жилья хорошего, ни денег, ни друзей, только сына потеряла, пересказывает один из разговоров с подругой Иванова.

«Мать все время работала допоздна, до ночи. Отец, военный, дома появлялся редко. После школы я все время был один, что неправильно. В десять лет меня отправили в Тамбовскую область, к родителям отца. Там жилось достаточно хорошо, я ни разу не жалел — друзья настоящие, все самое главное со мной случилось», — объясняет Ярослав Шишкин. В Тамбовской области он сдал ЕГЭ, в Москве поступил в институт, вернулся к родителям, от них скоро переехал к тете: так до вуза ближе.

Амбициозная, импульсивная, энергичная, резкая, на работе ни с кем, кроме начальства, не общалась — так описывают Евгению знакомые и близкие.

«Самое главное — она была честным ментом, таких реально очень мало. Взяток не брала, для меня это даже шоком было. Искала какой-то своей, образно говоря, справедливости», — рассказывает Ярослав.

В управлении по транспорту Шишкина служила в отделе по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики. Начальник Шишкиной, подполковник Мамикон Макарян, дважды отказался говорить с Би-би-си о делах, которые вела его подчиненная, сославшись на тайну следствия.

Свою подругу Юлию Иванову, которая работала в системе РЖД, следователь Шишкина в 2008 году опрашивала в связи с участием компании «Черметинвест-Т» в тендерах, рассказала Юлия Би-би-си. Эта компания занималась утилизацией металлолома и была субподрядчиком ООО «Транслом». С 2010-го по 2016 год компания «Транслом» принадлежала структурам, аффилированным с РЖД и негосударственным пенсионным фондом «Благосостояние».

«Ведомости» связывали [1, 2] этот фонд с компаниями, подконтрольными друзьям бывшего президента РЖД Владимира Якунина (ушел с должности в 2015 году).

В 2016 году коллега Шишкиной, следователь Андрей Степанов опросил юриста Фонда борьбы с коррупцией Вячеслава Гимади по поводу расследования Алексея Навального о связи семьи Якуниных с платежной системой «УФС» («Универсальные финансовые системы»).

Степанов не ответил на звонки и запрос корреспондента.

«Владимир Иванович никогда не встречался со следователем МВД Е.А.Шишкиной и не был осведомлен о каких-либо запросах с ее стороны в адрес компании в период своей работы в РЖД. О ней и о ее трагической гибели Владимир Иванович узнал из СМИ», — сообщил Би-би-си представитель Якунина. Представители компаний «Транслом», «Черметинвест-Т» и НПФ «Благосостояние» не ответили на вопросы Би-би-си.

Со ссылкой на источники, близкие к следствию, газета «Коммерсант» писала, что следователь занималась делом о хищении бонусных миль компании «Аэрофлот». «Евгения Шишкина запросов в Аэрофлот не направляла. Компания не знала о проводимом расследовании», — сообщили корреспонденту в пресс-службе компании в ответ на запрос.

Но основным направлением, за которое отвечала следователь Евгения Шишкина, собеседники Би-би-си называют «билетные аферы».

Карты, деньги, билеты
«Несмотря на то, что это дело классифицировалось по тяжелой экономической статье, я считаю его простым грабежом», — комментировала в 2013 году газете «Гудок» одно из своих расследований Евгения Шишкина. Тогда она была майором и ловила мошенников, зарабатывающих на аферах с билетами сотни тысяч рублей.

Преступления были банальными: в компанию, торгующую авиа- и железнодорожными билетами, обращались сотрудники однодневной фирмы, оформлявшие с доставкой в офис билеты первого класса на дальние расстояния. Когда курьер привозил билеты, у него их забирали и просили подождать оплаты. Пока посыльный безуспешно ждал денег, мошенники ехали на вокзал и сдавали билеты в кассы возврата.

Схема была построена на ловкости, дерзости и отчасти инфантильности: преступники считали, что они не совершают ничего противозаконного, и искренне удивились, когда им было предъявлено серьезное обвинение по статье «Мошенничество, совершенное группой лиц», рассказывала пять лет назад отраслевому изданию Шишкина. Суд по этому делу состоялся в 2013 году.

Новым «билетным делом» Шишкина занялась годом позже. Схема, которую использовали преступники, была похожей: хакеры взламывали электронную почту туроператоров и сервисов по продаже билетов по всей России. Через взломанную почту в платежной системе «УФС» они оформляли железнодорожные билеты на третьих лиц — так называемых «дропов». Билеты брали самые дорогие — Москва-Владивосток или Москва-Ташкент.

Оформив билеты, «дропы» сдавали их в кассу железнодорожного вокзала, а полученные деньги отдавали «дроповодам». Общий ущерб 31 компании составил 17,5 млн рублей, в деле 60 эпизодов.

Группа под руководством Шишкиной работала по новому делу четыре с лишним года — суд начал рассмотрение в конце октября, вскоре после гибели Евгении.

«Если бы не личные амбиции Шишкиной, обвиняемым не вменили бы объединенное преступное сообщество, а рассматривали бы эпизоды по регионам. Она объединила дело и рассчитывала на повышение по службе», — делится источник Би-би-си, знакомый с ходом расследования.

Еженедельно троих обвиняемых по делу привозят в Басманный суд. В клетку заводят программиста Кирилла Калабухова, «дроповода» Андрея Жданова и уроженца Ленинградской области Максима Матюшева — по версии следствия, он был одним из главных организаторов «преступного сообщества». Если Калабухов и Жданов молча сидят на скамье, то Матюшев активно участвует в процессе, задавая вопросы прокурору и свидетелям обвинения.

С «билетным делом» родственники Евгении Шишкиной связывают поджог первого Lexus: машина сгорела в ночь на 14 января 2018 года, пока Олег и Евгения отмечали дома старый Новый год.

Через два дня фотографии сожженной машины появились в соцсети «ВКонтакте». Первоисточник публикации — некая Ольга Старушкевич, которая в профиле представлялась жительницей Красногорска и сотрудницей издания «Медуза». В посте к фотографии она писала, что якобы Шишкина — коррумпированный следователь, который берет взятки за закрытие связанных с наркотиками дел и покупает дорогие машины.

На самом деле, аккаунт Старушкевич фальшивый: снимок для профиля взяли у жительницы Полтавы, и, судя по страницам людей, поддержавших пост, их лайки и репосты могли быть куплены на одной из интернет-бирж. В «Медузе» сотрудниц с таким именем нет и не было, сказали Би-би-си в редакции издания.

За два месяца до поджога машины следователь Шишкина стала получать в мессенджеры сообщения с угрозами расправы и требованием «прекратить следствие» и «освободить подельников», рассказал Би-би-си сын Евгении Ярослав Шишкин. Сами сообщения он не видел, но мать говорила ему, что они поступали в мессенджер с аккаунта, который его мать считала принадлежащим билетному хакеру Максиму Матюшеву.

«Мать называла именно это имя в связи с угрозами», — говорит Ярослав. Эту же информацию он сказал на допросе следователю.

Адвокат Матюшева считает это заявление абсурдным: «Мой подзащитный с 2014 года сидит в СИЗО, как он мог совершить нечто подобное?!»

Подсудимых на процессе о мошеннической покупке железнодорожных билетов Андрея Жданова и Максима Матюшева заводят в зал
После угроз и публикации снимков сгоревшего автомобиля Евгения сделала две вещи — застраховала себя и сына и написала начальству два рапорта с просьбой о предоставлении охраны.

Следователь, рассказывают ее друзья и родственники, просила о скрытой охране и об удалении домашнего адреса и номера машины из всех баз данных. Ее просьбу, рассказывает Олег, удовлетворили частично: убрав из баз все персональные данные, предложили вместо негласного наблюдения двух телохранителей.

От охраны Шишкина отказалась, рассказывает ее муж. «Я ей говорил: «Ты охренела, бери охрану!» А она отвечала, что это покушение на ее свободу, и она не хочет, чтобы два здоровых мужика постоянно за ней ходили и жили в ее доме». В последний раз следователь жаловалась на угрозы в апреле, вспоминает ее сын.

Александр Карабанов, чье адвокатское бюро представляет интересы родственников Шишкиной, считает, что угрозы шли от Ярослава Сумбаева — фигуранта билетного дела, находящегося в розыске.

Об этом же говорят два источника Би-би-си, знакомые с деталями расследования.

Беглец
В спальном районе Тбилиси, на берегу озера Глдани, расположены самые большие в Грузии тюрьма и следственный изолятор. Уроженец Астраханской области хакер Ярослав Сумбаев ждет в изоляторе решения об экстрадиции на родину.

В 2015 году его объявили в международный розыск по «билетному делу», а сейчас, по данным источников Би-би-си, подозревают и в причастности к организации убийства следователя Шишкиной.

Всех российских родственников Сумбаева неоднократно допрашивали, их квартиры обыскали, а документы и банковские карты изъяли, делится в разговоре с Би-би-си жена беглого хакера Иоланта Сумбаева. У матери хакера даже взяли на анализ ДНК образцы слюны и эпителия, рассказал ее адвокат Денис Михайловский.

Грузинские полицейские задержали Сумбаева 5 ноября в результате спецоперации. Его семья прожила в Тбилиси меньше месяца. До этого, рассказывает Иоланта, муж скрывался в другой стране — называть ее она отказывается, но два источника Би-би-си, знакомые с деталями дела, рассказывают, что это была Черногория.

В Грузии хакера обвиняют в незаконном приобретении огнестрельного оружия и использовании поддельного паспорта. Если верить анкете, размещенной на сайте Интерпола, у Сумбаева был и израильский паспорт.

Не возражая против обвинения во взломе внутренних систем партнеров РЖД, Сумбаев категорически отрицает свою причастность к убийству следователя, убеждает корреспондента Би-би-си его грузинский адвокат Зураб Тодуа. Со слов Тодуа, в Грузии его подзащитный рассчитывает получить политическое убежище: якобы в ходе одного из взломов РЖД он обнаружил коррупционную схему, похожую на ту, что в 2014 году описал в расследовании о бизнесе семьи Владимира Якунина Алексей Навальный.

«Сумбаев анонимно слил эти данные Шишкиной, но та их, видимо, проигнорировала, — сообщил адвокат. — Кто стоит за ее убийством, мой подзащитный не знает». Ярослав Сумбаев не ответил на вопросы корреспондента , переданные в СИЗО.

В России Сумбаеву может грозить «высшая мера наказания», добавил Тодуа: мораторий на смертную казнь действует в России с 1999 года, но может быть в любой момент отменен, и тогда, убежден адвокат, Сумбаева могут расстрелять.

Этот аргумент защита хакера рассчитывает использовать для того, чтобы избежать экстрадиции. «Он хороший муж и нежный отец, а из России бежал потому, что не верит в российское правосудие», — говорит Иоланта.

В отличие от большинства хакеров-нелегалов, предпочитающих жить в тени, Сумбаев описывал в Сети почти каждый свой шаг.

Жесткий бизнес
В профиле Сумбаева во «ВКонтакте» — портреты неонациста Андерса Брейвика и «охотника за педофилами» Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак. «Дмитрий, просто красава, немногие способны на такое!» — написал хакер на странице юриста Дмитрия Виноградова, который в 2012 году в Москве убил шесть человек.

В 2015 году анкета Сумбаева появилась на сайте Интерпола. В то же время с аккаунта на форуме DarkMoney, которым хакер мог пользоваться, было опубликовано сообщение: «То,что они считают меня организатором ОПС-пусть считают,мне плевать на это… Я знаю всех следователей по этим делам, почти со всех точек страны.Кто они,чем живут,что они могут,а что нет.Владеешь информацией-владеешь миром» (авторские орфография и пунктуация сохранены).

Годом позже этот же пользователь, комментируя на форуме историю анонимного депутата, которого якобы выпустили за границу в сопровождении сотрудника ФСИН, писал: «На месте этого депутата, за границей я бы нанял людей, которые ****** [убили] бы этого опера и спрятали бы так,что никто и никогда не нашел. А так как он депутат, то достаточно легко потом сделать грамотную историю про политические преследования и получить убежище». Эти записи группа Шишкиной изучала в рамках расследования «билетного дела», сказал собеседник Би-би-си, знакомый с деталями следствия.

«Я не знаю Ярика с негативной стороны. Позитивный, веселый, интересный молодой человек. Неглупый», — рассказала Би-би-си его одноклассница. «Он мухи на моей памяти не обидел, наоборот, был стереотипом двоечника: веселый, озорной, с юмором у него все было в порядке», — подтвердил его одноклассник.

«Я считала его одаренным, — рассказывает другая одноклассница Сумбаева. — У него всегда хорошо было с математикой и точными науками. В какой-то момент его родители развелись, мама родила дочку от другого мужа. Мое мнение: у Ярослава случилась травма. Он стал озлобленным».

На форумах под именем Ярослав Снежный будущий хакер предлагал пользователям вложиться в бизнес по продаже изделий из кожи экзотических животных — потенциальным инвесторам он показывал по «Скайпу» все свои документы, вплоть до зачетки. Не получив прибылей от бизнеса и отчаявшись вернуть вложенные деньги (один из инвесторов Сумбаева, с которым поговорил корреспондент Би-би-си, признался, что дал сумму, равную «семи хорошим зарплатам в его регионе»), обманутые вкладчики обнаружили следы Снежного на букмекерских форумах — кандидат в мастера спорта по гандболу, он предпочитал ставить на этот вид спорта.

В 2012 году, ожидая в Астрахани суда за махинации с кредитными картами, хакер срезал электронный браслет и скрылся из-под домашнего ареста, рассказал Би-би-си источник, знакомый с материалами дела.

Под следующий Новый год Сумбаев опубликовал во «ВКонтакте» свое стихотворение, в котором лирический герой описывает пытки, которым хотел бы подвергнуть своих недоброжелателей — «всяких ублюдков и отрепье». Стихотворение Сумбаев сопроводил фотографией селедки под шубой с выложенной свеклой свастикой.

Два товарища
С жителем ленинградского города Кингисепп, хакером Максимом Матюшевым Сумбаев познакомился на форуме kriminala.net: Матюшев представлялся «ТС с огромной репой», Сумбаев — «хулиганом из Питера». По мнению следователей, вместе они создали преступную группу по взлому билетных систем: 45% дохода от билетной схемы Сумбаев оставлял себе, 40% отводилось Матюшеву, еще 15% — автору вредоносной программы, Кириллу Калабухову, говорится в материалах суда.

Сейчас Матюшев готовится встретить четвертый Новый год в московском СИЗО «Матросская тишина». После убийства Евгении Шишкиной его направили на исследование на полиграфе и несколько раз в неделю допрашивают, сообщил Би-би-си источник, знакомый с деталями следствия.

Ярослав Сумбаев и Максим Матюшев , по данным следствия, познакомились в интернете. Встречались ли они в реальной жизни, неизвестно
На рассмотрение дела о взломе билетных систем Максим носит толстую пачку бумаг, записывает слова потерпевших в ученическую тетрадь и вежливо пытается поймать их на противоречиях.

У него среднее школьное образование, армейскую службу он проходил на космодроме «Плесецк», где зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, следует из характеристики в материалах дела.

После службы Матюшев стал менеджером в отделении украинского «Приватбанка», где его поймали на мошенничестве с кредитными картами (общая сумма убытков составляет 647 тысяч рублей). После возбуждения уголовного дела хакер ударился в бега, был объявлен в федеральный розыск и арестован в 2014 году.

В отличие от подельника, у Матюшева нет аккаунтов в соцсетях — единственная страница на сайте знакомств выглядит сухим перечнем анкетных данных.

Он жил с матерью и отчимом, но на форумах просил помочь с поисками родного отца: «В 89-90х годах моего родного отца посадили, где он, да и вообще кто он я не знаю. <…> Очень сильно хочется взглянуть человеку в глаза который обманул мою мать» (авторские орфография и пунктуация сохранены).

Как выяснила Би-би-си, человек с данными, которые публиковал на форуме Максим Матюшев, действительно жил в Кингисеппе в начале 1990-х годов — тогда же сел за разбой и освободился в 2001-м. Покинув Ленинградскую область, через девять лет он стал фигурантом дела, которое в прессе назвали «делом банды люберецких киллеров». Отец Матюшева провел три года в колонии строгого режима и сейчас находится под административным надзором.

Со своим сыном так он и не увиделся.

Или она их достанет
Евгению Шишкину похоронили на старом кладбище в деревне Тимошкино. На похороны пришли всего несколько ее подруг и коллег. Громких речей никто из начальства не произнес, гроб опустили в яму с положенными воинскими почестями — под три оружейных залпа. На поминках, вспоминает бывшая коллега Шишкиной, адвокат Елена Сыропятова, половина стульев за столом были пустыми.

Для Сыропятовой дело Шишкиной — самое важное. Елена и Евгения когда-то служили в одном следственном управлении, ходили друг к другу в гости, а теперь бывший следователь Сыропятова представляет интересы семьи убитого следователя Шишкиной. Из-за подписки о неразглашении Сыропятова не может давать комментарии о ходе следствия, но для нее дело принципа — привлечь всех виновных к ответственности.

Так, Елена считает, что начальство Шишкиной должно было внимательнее отнестись к рапортам об угрозах, которые подавала ее подруга.

«Я не знаю, кто и за что мог ее убить. Но если следователи не найдут убийц, жена их с того света достанет», — говорит Олег Шишкин.

.

Источник