Иерихон – город русов

Само название «Иерихон» довольно часто встречается в научной литературе. Гораздо реже научный мир вспоминает установленный факт – Иерихон изначально заселяли европеоиды-индоевропейцы.

Чаще Иерихон в научных и научно-популярных трудах, а также учебниках как-то автоматически подверстывается к достаточно поздним, отдаленным от него на пять-семь тысячелетий псевдосемитским раннегосударственным образованиям, что создает иллюзии, будто бы и этот первогород есть часть так называемого «протосемитского» Древнего Востока. Однако это не так. Протосемиты появляются на землях Палестины в самом конце 2 тыс. до н. э. До их появления на Ближнем Востоке безраздельно господствуют индоевропейцы. Точнее, русы-индоевропейцы.

Мы не можем утверждать, что Иерихон-Ярихо был первым городом русов. В силу своих профессиональных обязанностей нам пришлось достаточно много поездить по Ближнему Востоку и прилегающим землям. Мы собственными глазами видели сотни и сотни еще не тронутых, нераскрытых теллей (холмы, под которыми лежат руины древних городов-поселений; в Турции телли называют «уюки», в Иране – «тепе»). Археологи сделали доступными для научного мира лишь незначительно малую часть древних городов. Мы не знаем, сколько городов и городищ русов, сколько «иерихонов» и «протоиерихонов» скрывают нераскрытые телли.

И потому будем считать Иерихон, точнее, Ярихо, одним из первых. Напомним, что само название «Иерихон» есть книжное, «библейское» образование. Подлинное историческое название местности, городища – Ярихо. Это название сохранено с древнейших времен и звучит сейчас так же, как в 10 тысячелетии до н. э. Никто из жителей нынешнего Израиля и Палестины не говорит «Иерихон», они даже не поймут такого слова, все говорят (и пишут) Ярихо. Ярихо – городище яриев-ариев у реки Ярдон (искаженное «Иордан»). Этимология топонима Ярихо не вызывает никаких сомнений. Как и этимология реки Ярдон («яр» – «ярый, живой, жизнедающий»; «дон» – «река, русло, дно»).

Город яриев-русов-индоевропейцев на Ярой реке

К слову сказать, все эти «Ие-рихон», «Ие-русалим», «Ио-рдан» и так далее, есть чистой воды книжно-литературные «красивости», привитые нам и кочующие со страницы на страницу. Фактически никаких «ие»-«ио» в природе не существует. Мне достаточно много приходилось общаться с палестинцами и с израильтянами. И те и другие говорят без красивостей: Ярихо, Ериха, Ерусалим, Ершалам[25], Еруса, Яруса, Ердан, Ярдан и никаких «ие»-«ио» и прочих поэтизмов, столь любимых нашими шаманами-«востоковедами» и не только ими. Просто, грубо, зримо. Как звучало тысячи лет назад из уст русов-автохтонов: Яриха, Яруса, Ярдон… как звучит и поныне там, где сохранились еще русы: деревня Яриха, городок Старая Русса и т. д.

Первыми сюда пришли из предгорий Кармеля гибридные русы-натуфийцы. Они обосновались на месте будущего города в 10 тысячелетии до н. э., принеся сюда технику строения круглых домов, обряды захоронения в круглых ямах. Но участь этой тупиковой ветви русов была уже предрешена – через тысячелетие от натуфийцев практически не остается следа. По мнению археологов, они «куда-то уходят». Но так как мы больше натуфийцев нигде не встречаем, закономернее предположить, что тупиковая ветвь просто вымирает. Наиболее здоровые ее представители включаются в состав новых родов русов.

И на самом деле, в 9–8 тыс. до н. э. в Ярихо появляются поселенцы так называемой «докерамической фазы А». Это русы-индоевропейцы, в совершенстве владеющие приемами земледелия. Антропологически это европеоиды достаточно высокого роста, имеющие «кроманьонскую» комплекцию, то есть внешне не отличающиеся от современного человека. Данные антропологии позволяют нам сделать вывод, что русы фазы А, не имеющие примесей Хомо неандерталенсис, были выселком из ближневосточного ядра русов-бореалов-индоевропейцев, сохранивших все основные подвидовые и этнокультурно-языковые признаки суперэтноса.

Продолжая традиции, русы фазы А строят круглые дома. Но уже не из камней, а из глиняных кирпичей овальной формы, высушенных на солнце. То есть и здесь русами закладываются архитектурно-строительные приемы, которые будут использоваться человечеством вплоть до нашего времени.

Полы домов были углублены ниже уровня земли («славянские полуземлянки»). На ступенях и полах был настил из досок. Дерево вообще широко использовалось русами Ярихо, особенно для перекрытий-балок и вертикальных поддерживающих опор. Свод круглых домов делался из переплетенных прутьев. Стены и свод обмазывались глиной. Дома ставились на каменные фундаменты. И в каждом, как считается, жила одна семья. Всего в поселении проживало не менее 3 тысяч людей. По меркам того времени это было огромное поселение. Здесь же имелись хранилища зерна и другие хозяйственные постройки.

Но в полной мере городом Иерихон-Ярихо стал через несколько поколений вселившихся в него русов фазы А, после того, как они прорубили в скальной породе, на которой стояло городище, глубокий двухметровый ров и оградили Ярихо каменной стеной. Стена была более чем полутораметровой ширины и имела в высоту четыре метра. Позже стену нарастили еще на метр и поставили две девятиметровые круглые башни диаметром по семь метров с внутренними лестницами. По тем временам это были невиданные сооружения.

Мне довелось изучать иерихонскую башню на месте, в раскопе (допуск туристов туда строго воспрещен) в 1997 и 1999 годах. Ощупывая «кирпичи», из которых она сложена, осматривая и простукивая швы, качество кладки, без спешки, обстоятельно и вдумчиво, я приходил к мысли, что башню сложили не случайные люди, а профессионалы, причем, это явно была для них не первая кладка… Где они строили еще? Где другие башни и стены? Где другие города того времени? Башни Ярихо сохранились только потому, что со временем они ушли в напластования земли. Иначе они были бы разрушены, развалены, растащены. Но их сложили мастера. Ни о каком «совместном труде общинников» не может быть и речи. Общинники наворотили бы груды камней на год или двадцать лет, но не возвели бы строений на десять-восемь тысячелетий. И это поражает. Мы привыкли воспринимать жителей той эпохи как полупервобытных дикарей. И вдруг мастерская кладка. Кто учил этих мастеров, ведь мастерами не рождаются. Мне не хотелось уходить из раскопа (а это около восьми метров от поверхности), пока я не разгадаю этой тайны. Но ответа не было и не могло быть. И теперь, когда я пишу эти строки, наверное, его долго не будет. Ведь Иерихон-Ярихо находится на земле палестинской автономии, в одной из многих палестинских «резерваций» – дорога туда ученым в связи с боевыми действиями закрыта.

Но напомним, что, возможно, нераскрытые телли хранят строения русов более грандиозные. Раскопать их – задача археологов будущего. Почему будущего, а не настоящего? Потому что все раскопки на Ближнем Востоке последние десятилетия проводятся и финансируются в рамках «библейской археологии», то есть приоритет отдается объектам археологии и истории иудейско-израильской этнической группы. Если исследователи обнаруживают очередное городище, селение, стоянку, город индоевропейцев, раскопки замораживаются и даже уже полученные сведения не публикуются в научной печати. К сожалению, политика зачастую преобладает над наукой. Получить лицензию на раскопки археологических культур индоевропейцев в настоящее время невозможно. На это существует негласный запрет.

Телль Эс-Султан (Ярихо) раскопан не более чем на 12 процентов. Дальнейшие исследования первого города русов заморожены. По мнению некоторых научных кругов, они могут дать нежелательные результаты, которые перечеркнут многие постулаты «библейской археологии». В октябре 1999 г. мы (члены экспедиции журнала «История») собственными глазами видели, как под предлогом подготовки к грандиозной встрече «миллениума» (нового, 2000 года) засыпали, утрамбовывали и цементировали многие раскопы Иерихона, забивали бетонные сваи в нераскрытые участки и проводили прочие абсолютно недопустимые для ценнейшего памятника истории разрушительные работы. Ничего подобного на объектах условного израильско-иудейского происхождения (Массада, Иродиум – дворец царя Ирода, Кумран и т. д.) не допускается. Уничтожению подвергаются только памятники индоевропейской истории и культуры. Но даже имеющихся данных достаточно, чтобы приоткрыть завесу над подлинной историей человечества.

По всей видимости, у русов Ярихо были внешние враги, от которых они сочли нужным оградиться столь надежными укреплениями. Вполне возможно, что таковыми являлись дикие племена охотников и собирателей неандертолоидов, кочевавших по Ближнему Востоку и представлявших определенную угрозу. Судя по особо укрепленным хранилищам зерна и продуктов, русы Ярихо больше беспокоились за собранный урожай, чем за свою жизнь. Чужаков, не способных добывать себе пропитание тяжелым и постоянным трудом, привлекала в первую очередь именно пища. Охотничьи угодья сокращались из поколения в поколение с увеличением числа едоков. Животный мир Палестины оскудевал. И если русы-индоевропейцы умело приспосабливались к новым условиям и становились земледельцами, то погранично-периферийные предэтносы для спасения от голодной смерти вынуждены были идти на грабеж и каннибализм.

Башни Иерихона-Ярихо – это первое и основное чудо света, воздвигнутое гением русов за тысячелетия до первых пирамид и «висячих садов». Ничего даже близкого к этим башням не было создано на Земле в ту эпоху. Продуманные скрытые проходы к башням, внутренние лестницы, каменные плиты наверху – все говорит о развитых инженерно-строительных навыках архитекторов-первопроходцев. Ведь готовых рецептов не было (или были, но неизвестные нам?!). Так или иначе, русы сделали большой шаг, точнее, рывок в будущее.

Башни строились не только для обороны, но и как смотровые наблюдательные пункты. Остатки дерева на верхней каменной площадке раскопанной башни говорят о том, что на ней стояла еще и деревянная сторожевая вышка – это был древний прообраз будущих русских сторожевых застав. В то время, когда русы-земледельцы работали на полях вне стен города, сменный дозор на сторожевых вышках башен внимательно следил, не появится ли на горизонте враг. Несмотря на значительное отставание кочевых пограничных предэтносов в развитии от индоевропейцев, мы не можем преуменьшать опасность, которую они представляли во время набегов. Стоя на вершине башни, я сам себя представлял дозорным… хотя ее верхний край был ниже уровня телля… Время погребает памятники истории.

Восемьдесят веков! Человеческий ум не вмещает такую толщу времени, ее можно представить только абстрактно. Но можно дотронуться до стены, до древних «кирпичей» кладки, к которым прикасались руки русов той эпохи – и ощутить правоту сказанного: «Не по словам судимы будете, а по делам». Дела строителей Ярихо пережили все хроники и летописи, все «слова». Они говорят нам больше, чем написаное. Бумага (папирус, глина, камень) терпит все. Сфальсифицировать такие башни, такую кладку невозможно. Я верю, что новые находки (Иерихон-Ярихо не может быть памятником-одиночкой!) дадут нам новые представления о людях того времени.

К сожалению, раскопанная башня сейчас находится в плачевном состоянии, открытая всем ветрам и дождям, не законсервированная по правилам археологии, доступная вандалам-разрушителям, она может просто погибнуть в ближайшие годы. Сейчас Иерихон передан под юрисдикцию Палестинской автономии. Финансово обеспеченный Израиль практически полностью переложил содержание историко-археологического памятника величайшего общепланетного значения на нищую и отягощенную иными заботами Палестину. Исторический памятник, не имеющий цены, подвергается обстрелам со стороны израильской армии и авиации. Чрезвычайно прискорбный факт. В то время, когда по всему Средиземноморью возводятся на потребу туристам псевдоисторические руины-«новоделы» «древнееврейской», «древнегреческой», «древнеримской» цивилизаций и прочие фальшивые декорации фальшивой истории, подлинные сокровища человечества гибнут!

Жители Ярихо выращивали пшеницу, чечевицу, ячмень, нут, виноград и инжир. Им удалось одомашнить газель, буйвола, дикого кабана (протосемиты и семиты не умели обрабатывать свиное мясо и потому никогда кабанов, свиней не разводили; свиноводство есть признак индоевропейской животноводческой культуры). Все это обеспечивало высокий уровень благосостояния и оставляло время для иных занятий. Все это привлекало иные племена.

Зерно берегли также для обмена. Обменно-торговые связи у русов-индоевропейцев были широко налажены по всем территориям их проживания. Через город русов проходили: соль, сера и битум из Мертвого моря, раковины каури с Красного моря, бирюза с Синая, нефрит, диорит и обсидиан из Анатолии. Вне сомнения, добывать и поставлять все это могли только родственные роды суперэтноса. Широчайший и повсеместный торговообмен той эпохи на огромных пространствах говорит о том, что мы имеем дело с развитым и достаточно единым социальным миром, который уже ни в коей мере нельзя назвать ни первобытным, ни постпервобытным. В первобытности пребывали только пограничные предэтносы. Мы можем с полным правом говорить в отношении индоевропейской общности Ближнего Востока и прилегающих земель как о едином информационном поле-пространстве. Единый язык, единые устои-традиции, единая материальная культура и взаимопроникновение ее носителей во все районы этого пространства. Безусловно, «купцы», пребывая в отдаленных краях, рассказывали тамошнему люду о своей «малой родине», а возвращаясь, описывали соплеменникам увиденное. Русы-индоевропейцы знали о тогдашней ойкумене практически все, никакой замкнутости, узости мышления и кругозора не было. Это очевидно из материалов импорта из раскопов. Иерихон-Ярихо был форпостом тогдашней цивилизации.

Не забывали жители Ярихо и охоту. Они были умелыми охотниками и воинами. В раскопах обнаружено множество искусно сделанных из обсидиана и камня наконечников стрел и копий.

Русы Ярихо были первыми на Земле ирригаторами и инженерами. Они обеспечивали обводными каналами свои посевы. В самом Иерихоне было несколько больших каменных емкостей, обмазанных глиной, к которым вели длинные желоба. Таким образом собиралась и хранилась дождевая вода.

Археологами установлено, что стены, башни, хранилища, укрепления постоянно ремонтировались и обновлялись. Это говорит о разделении труда в городе и высоком уровне дисциплины. И это неудивительно, без системы качественного и надежного управления город численностью в три-четыре тысячи человек не смог бы просуществовать на протяжении двух с лишним тысячелетий (напомним для сравнения, что Москве, к примеру, всего восемьсот шестьдесят лет). Высокий социально-общественный уровень русов Ярихо очевиден.

Покойников хоронили под полами жилищ. Причем головы отделяли от тел и хоронили отдельно. Есть предположения, что совершались повторные погребения: первоначально закапывали под пол все тело целиком, затем, когда плоть истлевала, делали вскрытие, отделяли черепа и в дальнейшем использовали их для ритуальных целей. Черепа покрывали глиной, как бы воспроизводя лицо усопшего, в глазницы вставляли раковины каури. Деталей самого магического обряда мы не знаем. Но культ «мертвой головы» у русов Ярихо был развит и стоек чрезвычайно. Мы можем с полным основанием утверждать, что кельты заимствовали культ «мертвых голов» именно у русов-индоевропейцев Ближнего Востока через русов Малой Азии. Остается открытым частный вопрос: были ли сами русы-кельты непосредственными прямыми потомками ближневосточно-анатолийских русов или они переняли традицию у таковых в бытность своего проживания в Анатолии (кельты-галаты)? Этот вопрос требует специального рассмотрения. Но сам факт свидетельствует о культурном единстве различных родов-племен суперэтноса русов.

Русы Иерихона-Ярихо на всех стадиях существования города традиционно продолжают придерживаться характернейшего для всего суперэтноса русов и имеющего к тому времени возраст не менее 30 тысячелетий культа богини-матери Лады, великой богини Рожаницы. Об этом свидетельствуют найденные фигурки богини Лады. Формы их практически не изменяются со времен палеолита. Мы можем смело поставить найденные в Иерихоне и по всему Ближнему Востоку фигурки Лады в один ряд с уже известными нам изображениями богини-матери проторусов и русов-бореалов из Костенок, Межиричей, Мальты, Виллендорфа, Елисеевичей, Гагарино, Леспюга, Лосселя, Савиньяна, Долни Вестониц и др. Богиня-мать Лада, породившая весь мир, в том числе и единого Верховного бога Рода (парадокс монотеистической веры русов: замкнутое кольцо времен – Единый Верховный Бог создает Вселенную, Богиню-Мать-Сыру Землю-Природу и она же, Всерожаница, порождает главную ипостась Единого божества, самого Рода – кольцо, в котором все замкнуто и нет первичности и вторичности, феномен типа «яйцо-курица»). Отсюда непререкаемый культ Богини-матери, Богородицы (именно Богородицы, а не девы Марии!), дошедший в христианско-православном варианте до наших дней. Хотя надо четко знать, что как православная Богородица сама не есть богиня, так и Лада не была богиней как таковой, а была воплощением Вселенной, порождающей единого (подчеркиваем – единого!) бога русов. Богородица Лада, реальная и конкретная женщина-мать, всегда была для русов ближе, добрее и понятнее, чем неведомый, непроизносимый и растворенный во всем и всюду единый бог Род. По этой причине именно изображения Лады дошли до нас в больших количествах. Культ Богородицы-Лады – специфический культ русов на протяжении всех сорока тысячелетий их существования – от русов-кроманьонцев – через русов-бореалов и русов-индоевропейцев вплоть до нас и – традиции чрезвычайно сильны – до наших далеких потомков.

Что же касается огромного множества всевозможных каменных, костяных и глиняных фигурок бычков, коней, львов, леопардов-рысей, человечков и т. д., то это отнюдь не идолы-божки, которым индоевропейцы якобы поклонялись, как утверждает большинство ученых-«библеистов», а обыкновенные детские игрушки тех времен, зачастую имеющие просто непостижимую схожесть с изделиями «дымковской игрушки» последних веков нашей эры.

Петухов Юрий Дмитриевич, фрагмент книги  «История руссов», том 1

Источник