«Гиена Европы» обиделась

Польша резко отреагировала на слова Владимира Путина относительно событий 1939 года. По мнению МИД, «слова президента РФ аннулируют (…) достижения его предшественников Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, которые (…) пытались найти путь истины и примирения в польско-российских отношениях». Однако поляки плохо знают свою собственную историюПольша считается первой жертвой немецко-фашистской агрессии во время Второй мировой войны. В общем, правильно считается — действительно, Вторая мировая началась с германо-польского конфликта из-за «Данцигского коридора». Польша также считается жертвой предательства союзников и СССР. Однако задолго до этого Польшу называли «гиеной». И не кто-нибудь, а сам Уинстон Черчилль, которого трудно обвинить в просоветском или пророссийском взгляде на что бы то ни было.

Как создавалась Вторая Речь Посполитая

Оскорбительная кличка досталась Польше совершенно заслуженно — за 20 лет между восстановлением польского государства и немецким вторжением жертвами польской агрессии стали все без исключения соседние страны.

Германия — поляки претендовали на Верхнюю Силезию.

В 1919 и 1920 годах на этих территориях вспыхнули несколько восстаний, целью которых была передача территории Польше. Чтобы прекратить столкновения немецких и польских добровольцев во второй половине 1919-го, на территорию Верхней Силезии был введён миротворческий контингент Антанты. Под его контролем 20 марта 1921 года состоялся плебисцит, в ходе которого 63% жителей высказались в пользу сохранения данной территории за Германией. Однако позже, в мае, польские добровольцы при поддержке армии захватили большую часть Верхней Силезии. Франция запретила Германии вмешиваться. В октябре 1921-го четыре верхнесилезских округа, а с ними 80% всей промышленности и основная часть угольных шахт были закреплены за Польшей.

Кстати, после Второй мировой войны не только эти, но и многие другие немецкие территории остались польскими — в порядке расплаты за статус жертвы.

Чехословакия — поляки претендовали на Тешинскую Силезию.

Планы на захват этой небольшой области строились ещё в 1919-20 годах, но Антанта тогда твёрдо стояла на страже интересов Чехословакии (чай не Германия и не Австрия с Венгрией).

Ситуация поменялась в 1938 году. Поляки сейчас предпочитают не вспоминать о том, что, прежде чем стать жертвой фашистской агрессии, Польша успела побывать союзником Германии в агрессии против Чехословакии. А, между прочим, во время Мюнхенской конференции (которая действительно сделала начало большой европейской войны практически неизбежным) Германия и Польша выдвинули общий пакет предложений по урегулированию территориальных претензий.

Конфликт был урегулирован только в 1945 году.

Литва — поляки претендовали на Вильнюс. Собственно, Пилсудский выступал за восстановление польско-литовской унии, но литовцы почему-то не очень хотели.

Вильнюс (тогда — Вильно) несколько раз переходил из рук в руки. После отступления Красной армии в августе 1920 года древняя столица была возвращена Литве. Потом между поляками и литовцами шли не слишком интенсивные бои, в результате которых в октябре были подписаны Сувалкинские соглашения, по которым большая часть Виленского края отходила Литве.

Однако накануне вступления в действие соглашений польский генерал Люциан Желиговский отказался выполнять приказы Варшавы, захватил Вильно и создал государство «Серединная Литва», которое в 1922 году вошло в состав Польши. Да-да, «гибридная война» выглядит именно так.

Вильнюс и Виленский край были возвращены Литве только «советскими оккупантами» в 1939-40 годах.

СССР — собственно, правительство Пилсудского ставило целью восстановление Польши в границах 1772 года, что предполагало включение значительной части украинских и белорусских земель.

Как правило, когда говорят о советско-польской войне, то сосредоточиваются на «даёшь Варшаву — дай Берлин» и «чуде на Висле». Но началось-то вовсе не с этого.

Ещё в феврале 1919 года поляки начали наступление в Белоруссии и в августе заняли Минск. В июле 1919 года поляки, получив разрешение от совета министров иностранных дел Великобритании, Франции, США, Италии, заняли территорию Западной Украины по Збруч. После провала «Чорткивской офензивы» Западноукраинская народная республика окончательно стала государством без территории (что не мешает современным петлюровцам уповать на «помощь Запада»).

В декабре 1919 года в качестве восточной границы Польши была рекомендована т.н. «линии Керзона», очерченная в соответствии с национальным составом населения. Но ней, например, Львов отходил к Украине.

Однако весной 1920 года поляки перешли в наступление и заняли Мозырь, Калинковичи и Киев. Летом Красная армия перешла в контрнаступление, Первая конная армия совершила рейд по тылам поляков, в результате которого Третья польская армия Эдварада Рыдз-Смиглы оставила Киев, взорвав напоследок уникальное инженерное сооружение — Николаевский цепной мост.

Уже потом было «чудо на Висле» и новая граница по Рижскому мирному договору, проходившая значительно восточнее «линии Керзона».

По итогам этой войны надо отметить три момента.

Во-первых, это вопрос советских пленных — и российские, и польские историки, приводя разные цифры (от 80 до 130 тыс. чел.), сходятся в том, что в польских концлагерях погиб каждый шестой красноармеец (15-28 тыс., иногда даже больше). Из 40 тыс. польских пленных умерли всего около 2 тыс.

Во-вторых, политика «пацификации» и «осадничества» на «всходних кресах» создала массовую социальную базу для украинского национализма террористического толка, за что позже пришлось расплачиваться уже волынским полякам.

Кстати, в составе населения Польши, которую планировали создать в качестве мононационального государства (она, к слову, такой и стала по итогам Второй мировой войны), оказались украинцы (14,3%), евреи (7,0%), белорусы (5,9%) и немцы (4,7%). Всего — почти треть.

В-третьих, СССР до второй половины 1930-х годов рассматривал Польшу как основного военно-политического противника (Польша, правда, тоже).

Что было до «пакта Молотова-Риббентропа»?

Поляки возмущаются подписанием советско-германского договора о ненападении с пресловутыми секретными протоколами, но почему-то забывают о двух принципиально важных моментах, предшествовавших подписанию этого договора.

Во-первых, в январе 1934 года Польша подписала договор о ненападении с Германией — на пять лет раньше СССР. Вообще СССР был последним государством, которое подписало договор о ненападении с Гитлером.

Кстати, удивительное обстоятельство — сразу после его подписания пошли слухи о том, что помимо официальной части этот договор включал… секретный протокол («пакт Гитлера-Пилсудского»), который предполагал совместные действия против СССР, в том числе пропуск немецких войск через польскую территорию. Вот, например, Юзеф Халлер, герой войны 1920 года, прямо писал: «теперь уже не подлежит никакому сомнению, что между Германией и Польшей имеется секретный военный договор, направленный против СССР». Советские газеты «Правда» и «Известия» даже опубликовали в 1935 году текст этого соглашения, но его никто даже не попытался опровергнуть.

Так что вы там говорите о Молотове и Риббентропе?

Во-вторых, советско-германский договор был подписан не просто так, а после завершения продолжавшихся с апреля 1939 года переговоров с военными миссиями Франции и Великобритании, целью которых была организация отпора фашистской агрессии.

Если ознакомиться с протоколами переговоров (а они были опубликованы ещё в советский период), то легко удостовериться, что СССР очень серьёзно подходил к вопросу организации совместной обороны. А вот Франция и Великобритания — не особенно серьёзно. Во всяком случае главы их делегаций не имели полномочий договариваться о чём-то реальном и тем более что-то подписывать.

Главной же проблемой было то, что Польша категорически отказывалась предоставить Красной Армии коридоры для выхода к границе Рейха, без чего, понятно, какие-то договорённости о совместной обороне теряли смысл.

Сентябрь 1939 года

Поляки чувствуют себя преданными западными союзниками и жертвой агрессии со стороны СССР.

По первому пункту, как ни удивительно, Великобритания и Франция старательно выполняли свои обязательства. Выполняли, конечно, слабенько, но…

Разведка всех стран в ходе войны работала из рук вон плохо. Гитлер, например, считал, что через Волгу есть только один мост, и не знал, сколько у Сталина танков. Сталин получал массу предупреждений о дате начала гитлеровского нападения, причём правильные даты терялись в ворохе дезинформации. А вот англичане и французы не знали, в каком состоянии находится «линия Зигфрида» и какие силы её занимают. Они исходили из того, что придётся осуществлять полноценный штурм мощных укреплений и ждали расконсервации французской осадной артиллерии, которая закончилась… 18 сентября. В это время маршал Рыдз-Смиглы уже бежал из Польши.

О том, сколь ничтожные силы прикрывали западную границу Рейха и насколько слабы были укрепления, союзники узнали уже после войны. Им, наверное, было стыдно… Или не было.

По второму пункту следует обратить внимание на реакцию внешних игроков на начало советского «освободительного похода». Что, Рыдз-Смиглы объявил СССР войну? Нет. Он приказал польским войскам не сопротивляться (приказ дошёл не до всех). Великобритания и Франция никаких мер против «агрессора» и «союзника Германии» не предприняли.

Красная Армия дошла до границы, определённой «линией Керзона». Исключением стал только «Белостокский выступ», примыкающий к территории Белоруссии. По итогам послевоенного урегулирования граница Польши даже сдвинулась на восток. Например, полякам отошёл приграничный Перемышль (Пшемысль).

Иное дело, когда в конце того же года СССР начал войну с Финляндией. Тут уж и агрессором окрестили, и «летальное вооружение» предоставили, и даже планировали нанесение авиаудара по Баку (по счастью до этого не дошло).

Кстати, уже позже, летом 1945 года, Великобритания планировала операцию «Немыслимое», собираясь вместе с только что разгромленными немцами воевать против СССР. Причём советское военно-политическое руководство получило соответствующую информацию (спасибо «кембриджской пятёрке») и приняло соответствующие меры — как военного, так и политического характера. Удивительно, но тут на сторону Сталина встали США.

P.S.

Дружба народов была одним из важнейших достижений СССР. Однако, к сожалению, ради неё пришлось пойти против исторической памяти. Поэтому, например, старались не раскручивать тему участия украинских (и не только украинских) националистов в массовом уничтожении людей на оккупированной территории. И, кстати, национальность этих людей тоже чаще всего не указывали, хотя зачастую речь шла о целенаправленном уничтожении евреев и цыган.

Из этих же соображений старались смотреть на польскую историю межвоенного периода через призму 1 сентября 1939 года, закрывая глаза и на её собственную агрессивную политику, и на то, что Пилсудский целенаправленно шёл на союз в Гитлером (не побоявшись оказаться в этой связи в международной изоляции).

Очень может быть, что Горбачёв и Ельцин, на которых ссылается польский МИД сейчас, просто не знали, что представляла собой межвоенная Польша. В отличие от Путина, который в значительной степени свободен от ограничений и заблуждений советского периода. Тот редчайший случай, когда декоммунизация содержит в себе некое позитивное зерно…
Василий Стоякин

В тему……………………………………………………………………………………………………

Путин назвал «сволочью и антисемитской свиньей» посла Польши в Германии

Президент резко отреагировал на предложение дипломата по поводу памятника лидеру нацистской Германии.

Президент России Владимир Путин назвал «сволочью и антисемитской свиньей» посла Польши в Германии. Причиной этому послужило обещание дипломата установить памятник Адольфу Гитлеру за высылку евреев в Африку.

Юрий Саблин

Редактор: Boris Gordiev