Cлово «смерть» не произносят — оно обжигает губы

«В Нью-Йорке, Париже, Лондоне слово «смерть» не произносят — оно обжигает губы. А мексиканец шутит с ней, ласкает ее, прославляет, спит с ней; она одна из его любимых игрушек и самых крепких привязанностей», — писал нобелевский лауреат Октавио Пас.

У мексиканцев весьма экстравагантное отношение к смерти, которое выразил в середине прошлого века нобелевский лауреат Октавио Пас: «В Нью-Йорке, Париже, Лондоне слово «смерть» не произносят — оно обжигает губы. А мексиканец шутит с ней, ласкает ее, прославляет, спит с ней; она одна из его любимых игрушек и самых крепких привязанностей». Все мы знаем текилу, гигантские кактусы и сомбреро, но мало кому известен самый экзотический символ Мексики — жизнерадостный череп!

Странный взгляд на костлявую объясняется тем, что Мексика — наследница двух культурных традиций: испанской и индейской. Конквистадоры подарили аборигенам День поминовения усопших. Считалось, что церковные службы, посты и «офрендас» (исп. ofrendas — «приношение, пожертвование») в этот день помогают душам быстрее перейти из чистилища в рай. Отмечается этот праздник 2 ноября, сразу после Дня Всех Святых.

У покоренных индейцев были свои поминальные ритуалы, которые приходились на июль и август. Умерших детей чествовали в праздник Микаилуитонтли, а взрослых — в Сокотуетцтли (и не выговоришь!). Испанские колонизаторы планомерно и упорно искореняли местную культуру и прививали новообращенным аборигенам свои традиции.

Результаты метаморфоз оказались неожиданными: День поминовения усопших индейцы превратили в День мертвых, который и поныне отмечают 1 и 2 ноября. В первый день, который называется Día de los Angelitos (исп. «День ангелочков»), поминают детей. Во второй день — Día de los Muertos (исп. «День мертвых») — взрослых. Совпадение это явно не случайное.

Испанское «офрендас» колонизованные индейцы восприняли не как подаяние, необходимое для спасения душ, а как дар самим усопшим. Еще в прошлом веке такие «приношения» представляли собой любимые блюда умершего, его фотографии и вещи. Сейчас «офрендас» выглядят намного внушительнее — это целые инсталляции из сахарных черепов и скелетов, цветов и яств, располагающиеся в музеях и на центральных площадях городов. Такие жертвенники люди посвящают выдающимся мексиканцам. Например, Фриде Кало.

В 2004 году студенты Национального автономного университета Мексики возвели стену из 5667 сахарных, шоколадных и желатиновых черепов. Кстати, подобные сооружения, но только из голов убитых пленников, строили ацтеки. Назывались они «тсоматли».

Специфическое отношение мексиканцев к смерти, безусловно, восходит к древним верованиям их предков. Индейцы считали, что, умерев, человек передает свою жизненную энергию окружающему миру. Черепа у них были символами возрождения. Поэтому массовые убийства рабов и пленников ацтеки производили для того, чтобы жизнь на Земле никогда не закончилась. Смерть в их представлении была светлым началом.

Индейцы перестали практиковать человеческие жертвы, но продолжали устраивать в праздник поминовения душ шумные, веселые посиделки с танцами и громкой музыкой. Христианских просветителей тогда очень смущали пиршества на кладбищах.

Ночь с 1 на 2 ноября мексиканцы, в основном жители деревень, проводят на могилах своих родственников. Надгробья они украшают яркими цветами. Вокруг ставят горящие свечи. На земле раскладывают кушанья, которые едят «вместе» с усопшими. Обычно это чурипо (острое мясное рагу с овощами и перцем чили), пульке (водка из агавы), сладкие яичные лепешки — «пан де муэрто» (исп. pan de muerto — «хлеб мертвых»), печенье в форме черепов и другое. Мексиканцы верят, что души умерших временно возвращаются на землю и посещают родные места и близких. Люди отмечают этот праздник в кругу семьи или общины. В последнем случае они делают коллективное подношение своим предкам.

В крупных городах 2 ноября проходят ярмарки, на которых можно купить съедобные черепа с женскими и мужскими именами на лбу, марципановые гробики. Кстати, среди чисто мексиканских атрибутов праздника встречаются американские вкрапления, а именно тыквы. Хеллоуин с его светильником Джека дошел и до Мексики.

В праздник устраиваются костюмированные шествия, где можно увидеть знаменитую Катрину — скелет, одетый в женскую одежду. Мексиканцы считают ее воплощением древней индейской богини смерти — Миктлансиуатль, в честь которой ацтеки и майя и приносили тысячи человеческих жертв. В действительности образ Катрины придумал основоположник мексиканской графики Хосе Гуадалупе Посада, пытаясь через него напомнить людям, что перед лицом смерти все равны — и богатые, и бедные.

Разговоры о смерти и тщете всего сущего вызывают у европейцев и американцев священный ужас. В этом смысле экстравагантные обычаи мексиканцев и их спокойный взгляд на костлявую кажутся более здоровыми. Как сказал Михаил Зощенко, «отношение к смерти — это одна из величайших проблем, с какой непременно сталкивается человек в своей жизни…. Он откладывает этот вопрос до последних дней, когда решать уже поздно. И тем более поздно бороться. Поздно сожалеть, что мысль о смерти застали врасплох».

Источник