«Что такое доллар?»: самое простое объяснение из 15 пунктов

В представлении Сообщества АШ сам по себе материал цитируемой статьи едва ли нов и сколько-нибудь оригинален. И, полагаю, многие могут не хуже, а где-то лучше меня его покритиковать.

Но он интересен не столько сам по себе, сколько как отражение стихийного распространения экономического самообразования (со всеми достоинствами и недостатками) по социальным сетям.

Итак, цитата с моими замечаниями там, где полагаю необходимым, потому что несказанное обычно является наиболее интересной частью информационного пакета:
И-23: по поводу картинки лично мне в очередной раз видится вопрос об объективном смысле Символов. И тут на первое место выходит проблема линии опыта, в которой они интерпретируются.

В качестве предварительного ключа процитирую Б.Ф. Поршнева («О начале человеческой истории», выделение полужирным моё):

Мы помним, что суггестия по своему физиологическому генезису противостоит и противоречит первой сигнальной системе, а именно тому, что подсказывает и диктует организму его собственная сенсорная сфера. Теперь, с развитием суггестии, вся задняя надобласть коры мозга, включающая височную, теменную и затылочную области, должна приспосабливаться, пристраиваться к необходимости находить во внешней среде пути к выполнению заданий. Это требовало развития корковых анализаторов, развития перцептивной и ассоциативной систем особого, нового качества. Функции и органы гнозиса и праксиса приобрели у нас человеческую специфику вместе с развитием суггестии.

Таким образом, не тот «труд» каждого по отдельности, на который делает упор индивидуалистическая концепция антропогенеза, усовершенствовал мозг Homo sapiens, не та «деятельность» каждого одиночки перед лицом природы, а выполнение императивного задания, т.е. специфическое общение (суггестия). Другое дело, что тем самым суггестия несет в себе противоречие: зачинает согласование двух сигнальных систем, из противопоставления которых она изошла. Это противоречие окажется продуктивным: оно приведет к контрсуггестии. Однако это произойдет на более позднем этапе эволюции.

Здесь остается внести одно разъяснение к сказанному в настоящем разделе о суггестии. Могло создаться впечатление, что ранние неоантропы состояли из внушающих (суггесторов) и внушаемых (суггестентов); вторые то поддавались, то пытались противиться, то снова поддавались воздействующему влиянию (инфлюации) первых. Однако я просто рассматривал явление и его осложнения сами по себе, отвлекаясь от вопроса, кто именно состоял в данном отношении, т.е. всегда ли та же роль исполнялась той же особью. Теперь, дабы выпятить, что это была абстракция и в противовес возможному недоразумению, повторим противоположную модель: каждая особь играла то одну роль, то обратную и нимало не срасталась с ними. Но видимо, обе модели неистинны, во всяком случае есть еще одна, гораздо более интересная для исследователя.

Мы все время оперировали двумя партнерами, вернее, двумя сторонами (ибо каждый «партнер» мог быть и множественным). Представим себе теперь, что перед нами три действующих лица, т.е. три соучаствующих стороны. В таком случае инициатором или соучастником всякой «непонятности», всякого «барьера» может быть и сам суггестор, если он не намерен воздействовать на поведение некоторых реципиентов, — именно тех, которые владеют «кодом» самозащиты, или же, напротив, намерен воздействовать только на них, минуя остальных. Кстати, мы тем самым возвращаем слову «код» его настоящее значение, утраченное современной кибернетикой: «код» может быть только укрытием чего-то от кого-то, т.е. необходимо подразумевает трех соучастников — кодирующего, декодирующего и акодирующего (не владеющего кодом). В противном случае связь первых двух звеньев столь же бессмысленно величать «кодом», как величают «запоминающим устройством» депо или склад чего-либо.

Утверждения о безсмысленности символики обычно озвучивают «акодирующие», те, кому знание и не положено.
1. Деньги человечество делало из ценных металлов. Почти все денежные знаки всегда были таковы. Нет ценного металла — нет денег. Количество денег ограничено количеством металла, из которого их изготовляют.
И-23: Замечательно-неконкретно. Обойдены вопросы «что такое „деньги“?» и «сколько денег нужно экономике?». И, самое главное: «чем чреват дефицит денег?» и «что он даёт их хозяевам?».

Полагаю полезным и необходимым рекомендовать исследование С.Ф. Шарапова «Бумажный рубль» (графика оригинала прижизненного и вероятно канонического издания есть в интернетах, на нэб.рф). Для затравки можно рекомендовать пару цитат: о сути денег и притчу господина Данилевского.
2. В 1694 году группой банкиров при поддержке короля Вильгельма Оранского был создан Банк Англии. Он стал первым в мире частным центром эмиссии. То есть группа лиц начала выпускать деньги. Фокус заключался в том, что деньги выпускались бумажные, и они якобы были обеспечены золотом. И в любой момент владелец бумажного фунта мог поменять его на фунт из желтого металла. На самом деле банкиры начали попросту жульничать, выпуская бумажных денег значительно больше, чем у них имелось золота.
И-23: Хрестоматийная иллюстрация ТМО (Теории Массового Обслуживания): цена владения полносвязной модели и соблазны перехода к неполносвязной.

Обратите внимание на то, что автор цитируемого текста вслед за Марксом сводит альтернативы современной Системе к золотому стандарту. Хотя в Традиции он являет собой позднейшее явление. Но биметаллические валютные системы (которые последовательно отстаивает Энтони Саттон, хотя мне в них видится лишь технология облегчения бремени искусственного дефицита денег) даже не упоминаются.

Не говоря о постановке проблемы всевластия Биржи или хотя бы бегающих там толп спекулянтов.
3. Идея была простой, и потому нужно было уничтожать других «умников», кто также решил печатать деньги из ниоткуда. Вся последующая история Европы — это борьба Банка Англии и его владельцев за финансовую гегемонию на планете.
И-23: Справедливо. Гонка эмиссии, оторванной от реальных ништяков способна быстро убить выстроенную Систему.
4. Когда США получили независимость от Англии, банкиры потеряли контроль над финансовой системой этой страны. Вернули они его лишь в 1913 году, когда указом президента Вудро Вильсона была создана Федеральная резервная система (ФРС). Это был такой же частный центр эмиссии, что и Банк Англии. Принадлежащий одним и тем же лицам.
И-23: Скромно опущен тот факт, что ФРС1913 не является первым успехом в деле приватизации функции денежной эмиссии в САСШ. Как и то, что попытки предпринимались далеко не только там (мне известны свидетельства А.Д. Нечволодова о попытках учреждения аналогичной конторы в Российской Империи).
5. Но в тот момент золотыми были все валюты мира. Начнешь без устали шлепать доллары и фунты, и это не может не остаться незамеченным. Что делать? Разумеется, устранить конкурентов, уничтожить другие золотые валюты. Разрушить экономики, которые конкурируют с англосаксонскими. И сразу после создания ФРС, в 1914 году, начинается Первая мировая война. В ее горниле исчезли золотой рубль и золотая немецкая марка.
И-23: Дело не столько в этом, сколько в том, что давать деньги в долг, под процент, на войну, обоим сторонам конфликта — наиболее выигрышная бизнес-стратегия. Ну и до полной отвязки доллара США от драг.металлического эквивалента ещё далеко.
6. Потом последовала Вторая мировая война, по итогам которой в Бреттон-Вудсе в 1944 году были подписаны соглашения, очертившие послевоенную мировую финансовую систему. Главными деньгами стал доллар США. Вся мировая торговля стала вестись в долларах, и только в долларах. По сути, он заменил собой золото. И если всем странам мира нужно было доллары зарабатывать, то США их просто печатали, обещая, что за каждые тридцать пять долларов готовы выплатить тройскую унцию золота.
И-23: Если включить в модель тот факт, что ФРС1913 является не первым успехом платёжеспособного спроса в деле приватизации денежной эмиссии в САСШ, то прямо напрашивается вывод, что Война (ныне называемая ПМВ) явилась инструментом фиксации достижения в масштабе государства, ВМВ же — инструмент превращения частной валюты в мировую валюту де-факто.
7. В 1973 году США объявили, что у доллара больше нет никакого золотого содержания. Деньги и сами превратились в товар. Высокий уровень жизни США стал определяться лишь спросом на их зеленую валюту. Весь мир коллекционирует доллары, меняет плоды труда на эти фантики. А США их просто рисуют.
И-23: Ситуация из притчи господина Данилевского, которую можно упомянуть и отдельно.
8. Когда число «нарисованных» ФРС долларов стало угрожающе большим, была придумана система их утилизации. США стали брать доллары в долг у всего мира. Взамен они выдавали гособлигации США, называемые «трежери».
И-23: В лучших традициях систематической погрешности обличительной деятельности К.Маркса проблема антагонизма интересов промышленного и финансового капиталов… просто не упоминается.

Здесь же было бы крайне интересно ознакомиться с компактным и популярным обяснением сведущими финансистами объективных закономерностей, не позволяющих просто «напечатать деньги».
9. Число этих облигаций, выданное всем странам мира, и составляет величину государственного долга США, который на сегодняшний день равен 14,5 триллиона долларов.

10. Это значит, что США истратили на свои нужды на 14,5 триллионов больше, чем заработали. Просто для сравнения приведу некоторые данные. Вся доходная часть бюджета России в 2011 году планируется в районе 8 триллионов рублей. У США же только дефицит бюджета (не весь бюджет, а только превышение расходов над доходами) за этот же 2011 год составляет около 1,5 триллиона долларов. Легко подсчитать, что в рублях это составит 42 триллиона. Итак, мы зарабатываем 8 триллионов рублей, а они берут в долг (у нас и всего мира) 42 триллиона. Кто будет жить лучше?

11. Как можно заставить весь мир сбрасываться на свою беспечную жизнь не по средствам? Только двумя способами: обманом и силой. Для первого у англосаксов есть мировые СМИ, лгущие по их заказу, для второго — самая мощная в мире армия. Но когда долг США становится астрономически большим, а их мощь слабеет, то у всего мира появляется искушение начать играть по новым правилам. То есть сделать доллар не единственной мировой резервной валютой, а добавить к нему как минимум юань, евро и рубль.

12. Снова конкуренция — конкуренция валют и экономик. При этом на плаву США могут оставаться только в том случае, если кто-то все время будет финансировать дефицит их бюджета. Все время покупать доллары и гособлигации трежери. Перестанут давать США в долг — вся эта пирамида рухнет.

13. Как добиться того, чтобы спрос на доллар и трежери оставался высоким, если он снижается? Ответ прост: сделать все прочие активы для вложения неинтересными — нестабильными и шаткими. Нужно сделать так, чтобы во всем мире твердым был только доллар.

14. Добиться всего этого можно, используя тот же способ, благодаря которому доллар вообще оказался на олимпе мировой экономики. Спасение доллара — война. Но война не получается. Значит, нужна дестабилизация мировой экономики другим путем — путем хаоса и революций.

15. Вот именно это мы сейчас и наблюдаем. Как говорится — ничего личного, только бизнес. Ничего личного — только доллар.

Источник