Алхимик

Что ни говори, а тюрьма — не самое приятное место на свете. И в этом шотландский дворянин Александр Сетон убедился на собственном горьком опыте. Еда была мерзкой, камера холодной, кровать жёсткой. Но все это не шло ни в какое сравнение с ужасными пытками, которым ежедневно подвергали его несчастное тело в надежде выведать тайну заветного порошка, с помощью которого он много лет успешно превращал металлы в золото.

Господи, чем я тебя прогневал? — вопрошал, лёжа без сна, узник. — За что мне такие страдания? Ведь это по твоей милости я, великий учёный, которому внимали царственные особы, нахожусь здесь, в обществе мерзких крыс и злобных палачей. А ведь начиналось всё так неплохо…».

Шкатулка из слоновой кости

Обедневший дворянин Александр Сетон жил в маленьком прибрежном городке близ Эдинбурга. Дни напролёт проводил он в своей лаборатории — возился с тиглями, ретортами, колбами и порошками.
Однажды после шторма, прогуливаясь по берегу моря, он увидел корабль, основательно накренившийся. Было ясно, что судно вот-вот затонет, и Александр, не дожидаясь беды, бросился в воду и спас трёх членов команды. Погибший корабль оказался голландским. Сетон приютил моряков, а когда они собрались на родину, великодушно ссудил их деньгами.

Лоцман Джеймс Хауссен тоже был натурой широкой — уезжая, пригласил своего спасителя в гости. И в самом скором времени Сетон воспользовался приглашением. К удивлению хозяина дома, весь багаж гостя состоял из небольшого саквояжа с вещами и шкатулки из слоновой кости.
Любопытному лоцману не терпелось узнать, что в ней хранилось, но спрашивать он не посмел, а вечером за бокалом вина Сетон сам рассказал Хауссену, что уже много лет он занимается алхимией и не так давно открыл способ превращать металлы в золото. Хауссен не поверил гостю, лишь снисходительно улыбнулся. Тогда Александр приобрёл печку, тигель, свинец, вынул из шкатулки щепотку красноватого порошка и продемонстрировал изумлённому голландцу результаты удивительной трансмутации. Хауссен был потрясён.

Утром он рассказал об увиденном приятелю, тот поделился со своим другом, друг тиснул статью в журнал, и колесо завертелось. Вскоре Сетон проснулся знаменитым. Голландия, Италия, Германия, Швейцария — повсюду лорд Александр собирал полные залы, раскочегаривал печь, доставал тигель, вынимал заветную шкатулку и демонстрировал чудеса.

Сеанс трансмутации

Как-то раз Александр путешествовал на корабле, плывущем из Цюриха в Базель. Его спутником оказался большой скептик и учёный Вольфганг Динхайм. Был он профессором Фрейбургского университета, алхимию на дух не переносил. Однако Сетон убедил своего спутника поприсутствовать на одном из сеансов трансмутации.

Прихватив доктора Цвингера (а с ним и несколько пластин свинца), Динхайм отправился к человеку, знавшему толк в золоте. По дороге купили серу. Что интересно, во время проводимого опыта сам Сетон не взял в руки ни одного из задействованных инструментов и не прикоснулся ни к одному из компонентов таинственного соединения — только в надлежащий момент извлёк на свет свою фирменную шкатулку. Ничтожную часть её содержимого он пересыпал в пакет и предложил невольным своим помощникам бросить сие в расплавленный свинец. «После того как мы подогрели смесь ещё четверть часа, непрерывно помешивая её железной палочкой, золотых дел мастером велено было потушить огонь, залив его водой. Внутри мы не нашли и следа свинца — только чистейшее золото, которое было по качеству лучше, чем превосходное венгерское или арабское золото. Оно весило примерно столько же, сколько и свинец, который мы изначально положили в тигель» — таково было свидетельство обескураженного Динхайма.

Сетон не отказал себе в удовольствии посмеяться над былыми оппонентами, но в знак примирения подарил каждому участнику опыта по кусочку золота.

Европейское турне

Покорив Швейцарию, Александр отправился во Францию. Поселился в Страсбурге, на квартире у ювелира Гюстенгхофера. Понятное дело, перед Сетоновым представлением не устоял и этот город. А уж сказать, что хозяин проникся к своему постояльцу уважением, — значит не сказать ничего. Уж как он восторгался Александром, как боготворил его, называя Великим. И Сетон, уезжая, оставил Гюстенгхоферу немного чудодейственного порошка.

Нет бы золотых дел мастеру тихо и скромно добывать золото да жить безбедно в своё удовольствие. Куда там — он принялся вовсю демонстрировать чудеса трансмутации, чем привлёк внимание императора Рудольфа II и даже был приглашён последним в Прагу. Увы, скоротечной оказалась слава ювелира — порошок Сетона быстро кончился. Вот только император, привыкший к ежевечерним шоу, не поверил этому и посадил Гюстенгхофера в тюрьму — одуматься. В тюрьме золотых дел мастер и умер. Для Сетона это было первым звоночком. Но он его не услышал. Ведь ему было попросту не до того. Теперь ему рукоплескал Франкфурт-на-Майне. Здесь Сетон в своих опытах заменил свинец ртутью. Потом наш герой переместился в Кёльн. Теперь в трансмутации он намеревался использовать сурьму.
Ассистировал Александру аптекарь и ювелир Лондорф — человек хитрый и опасный. Внимание Сетона ему льстило, но подсуропить большому человеку оказалось ещё соблазнительнее. В плавильный котёл Лондорф положил цинк, который в трансмутациях дотоле не использовался. Однако Сетон вынул свою шкатулку, бросил порошок в печь и… продемонстрировал всем кусочек золота..

В темнице

В Мюнхене европейское турне нашего героя дало сбой. Он влюбился так, что теперь ему было не до работы. Через месяц он сделал своей избраннице предложение руки и сердца, она ответила согласием. Александр был счастлив как никогда.

К тому же он получил приглашение ко двору от саксонского курфюрста Кристиана II. Тот, невзирая на юный возраст, был человеком умным: 100 гульденов в год платил он агенту, призванному поставлять ко двору известия обо всем, что происходит в Швейцарии, Франции и Саксонии.
Но расставаться с молодой женой Сетону не хотелось, и вместо себя он послал в Дрезден помощника — Уильяма Гамильтона. Тот справился с поручением блестяще, был обласкан курфюрстом и отправлен обратно — с настоятельной просьбой к Сетону явиться лично. У нашего героя было все: деньги, слава, молодая жена.

Саксонский курфюрст не мог приказывать ему, шотландскому дворянину. Но Сетон вздохнул, поцеловал жену и поехал.

…Курфюрст довольно скоро пресытился успешными опытами, сам совершил несколько трансмутаций и наконец задал роковой вопрос: в чём секрет волшебного порошка Сетона? Из чего он изготовлен? Шотландец категорически отказался раскрыть тайну Великого делания и тут же оказался в темнице.
Польский алхимик Михаил Сендивогий, используя свои связи при дворе, переговорил с затворником, и тот обещал ему раскрыть секрет волшебного порошка в обмен на свободу. Сендивогий продал всё, чем владел, подкупил и перепоил стражей и выкрал Сетона из тюрьмы. Еле живого, он привёз его в Мюнхен, а затем переправил в Краков.

Прошло 2 года. Сетон умер, расплатившись со своим спасителем щедро, но не честно. Состава секретного порошка он так ему и не раскрыл…

Источник